Знаешь ли ты, почему женщина при соитии с мужчиной в оргазменном экстазе кричит, словно от боли, и охает и царапает ногтями до крови спину у партнёра? Не знаешь. А ведь всему в Мире есть объяснение, да и простое, ибо Мир, вообще-то, один. Другой Вселенной, другого Мироздания нет. Иное дело, что миров в Миро-здании – бессчётно, что ни сущий, то и отдельный мир по мере.

Чтобы понять, почему кричит женщина, надо разобраться, что есть женщина, и что есть боль. Начнём со второго. Слово «боль» произошло от слова «больше», соответственно, слово «меньше» произошло от понятия «мена». Итак, боль возникает там, где чего-то становится больше. Когда же чего-то становится меньше, это значит, что одно обменяли на другое, допустим, полное на пустое.

Ты ничего не заметил с позиций всеобщего мироустройства? Где есть отношения «больше — меньше», там пропадает присущее Миру в целом равновесие. Вот важнейшее – когда становится больше и с этим возникает боль, то у болящего возникает стремление к равновесию, и путь здесь один – исторгнуть причину боли, совершить обмен полного на опять пустое. Так происходит отражение, возникает и множится самоё жизнь. И эту жизнь отражает женщина, которой больно. Слава Женщине, иначе бы не жили!

К словам относись внимательно, вдумчиво. Особенно, к словам первоязыка, на котором сообщается весь Мир. Вот ты думаешь, единство это когда все вместе. Отнюдь. Единство это когда едят, иначе разделяют. Вот, с женщиной Мир из Одного сделался Единым. Его стали есть, и так возник Образ и образы и благо-образность и без-образие. Мир суть Господь, и сделал Ся осознанной добровольной великой Жертвой, чтобы плодились и размножались, и была разнообразная жизнь во Вселенной.

Мир суть Господь и триедин. Вот Троица: Господь – Бог – Диавол. В Библии сказано – Диавол есть князь мира сего, женщина – сосуд диавольский. Бог же не князь, а царь. Господь вообще Император, потому Господь, Хозяин, господин всех сущих и несущих. Такой будет мировая иерархия, и здесь справедливость и целесообразность.

В Троице Господь – Од, играющий Ребёнок. Бог – Р-Од, Мужчина. Диавол – При-Рода, Женщина. Мужчина – Первый, творящий и нечётный. Женщина – Второй, вторящий и чётный. Потому ей нужна пара. Потому способна разделяться, множить, отражать, вторя взявшему её мужчине.

Если по секрету, то сам Один Мир изначально разделён на Троицу и Паратроицу. Господь, Од, Один, родил в Самом Себе Сатану, Единицу, чтобы в Мире возникла разница и с нею – безграничный потенциал между двумя бесконечно крайними. И поставил Сам Себе, парному, задачу – объединять, чтобы был сияющий Один, и разъединять, чтобы были единицы во тьме и множестве. Здесь мудрость – не может быть движения в сплошном, но лишь в сплочённом.

Дева мираПостигни: в Мире Женщина это Единый между Одним и Единицей. Единый всегда сам по себе двойственный, потому Женщина одновременно – Природа и Натура, и может объединяться и разъединятся, и тянется сразу к двум своим Мужчинам – Богу, Роду, и И-Роду, Сатане. Откуда это имя, И-Род? «И» в первоязыке – Знак множественности. Ты знаешь, и говоришь: муж И жена, дитя, но дет-И.

Когда с Господом, единство есть вза-имность, когда все друг друга поедают, но не так просто, а по принципу – сколько взял чужого, столько же отдай своего. Когда с Сатаной, нет взаимности, но ис-кушение, отрывание частей, единиц, от Одного, Целого.

В вечной Игре с Господом Сатана стремится Целое превратить в нецелое, чтобы сущее превратилось в бессильный прах, и жизнь как бы умерла. Инструментом мирового разделения будет Женщина – не бесплодная старуха, но способная отражать и множить, соблазняющая телом Дева.

У Господа Дева – Дама, хозяйка в Доме. У Сатаны Дева – девка бесправная, и бьёт её и мучит, и ей больно, и это ей, извращённой, по нраву. От Девы зависит, будет всякий мир жить или умрёт. Если Дева выберет своим Мужчиной Сатану и искусится и, искушённая, станет делиться бесконечно, то так погубит мир.

Если в Едином главенствует женская природа, то Дева – Жена и Матерь. Такой мир во взаимной любви расцветает. Если в Едином берёт верх женская натура, то Дева – бес-совестная стерва. Такой мир от ненависти пропал. Нынче в нашем мире каких Дев больше – чистых, достойных, или пропащих, нелюбимых? Шатается мир-то. Чай, пропащих больше. Оттого и больно.